?

Log in

No account? Create an account

Предыдущее | Следующее

В продолжение моего поста «О фантастических мирах»  , в комментариях к которому многие выразили заинтересованность в поднятой теме.
Не скажу, что перерыла весь инет, но нашла пока только одну заслуживающую внимания статью на тему создания фантастических миров : Бобров Михаил Григорьевич «Рассуждение об оценке произведений искусства, придумывании новых миров, и том, что может сказать читателю автор»
Привожу некоторые интересные выдержки из той ее части, которая относится к теме. Может быть, кто-то захочет дополнить или оспорить приведенные тезисы.

Миры, которые создаются только для иллюстрации какой-либо идеи, исключительно для антуража - миры-формочки. Замените эльфов на гвельфов, орков на гвибеллинов, икс на игрек - если при этом интрига не изменится, то зачем вообще описывать мир подробно? На интриге и должен сосредоточиться автор!

Мое мнение: очень часто "критики" имею претензии к мирам-формочкам, как непрописанным достаточно точно. Я полностью согласна с автором статьи: в этом нет необходимости. Как раз тут речь и идет о фантастике как о литературном приеме.

Миры, строение которых напрямую влияет на сюжет и действие, вносят новые смыслы в произведение. Здесь, кстати, возможен могучий и страшный эффект, хорошо проявленный, например, в романе "Королева Зимы". Сначала автор разворачивает сложный, внутренне непротиворечивый, интересный мир, обдумывание и исследование которого героями драмы само по себе могло создать новый сюжет - а потом сводит нить повествования к орнаменту из банальных любовных треугольников!

Свойства, равно обязательные как для антуражных мировформочек, так и для миров-сюжетов. Наличие этих свойств еще не гарантирует ни читательского внимания к миру, ни успеха произведения. Но отсутствие этих свойств гарантирует провал.

Прежде всего, мир должен быть внутренне непротиворечив. Для большинства из нас - людей, биологического вида Homo sapiens - непротиворечивость означает, что в предложенном мире мы можем пользоваться хотя бы своей - человеческой - логикой. Знания и умения нашего мира, конечно же, совершенно не обязательно будут иметь смысл в мире вымышленном. Возможно, что новые условия мира создают и новую логику. Как говорит Пес Роботу в романе К.Саймака "Город": "Для вас дважды два - всегда четыре. Для нас -- не всегда." Чтобы серьезные сдвиги в логике нового мира не мешали, и существует второе требование.

А именно, мир должен иметь хотя бы что-нибудь общее с человеком. Это - фундаментальный закон искусства. Если некому сопереживать, произведение не затрагивает читателя. Чтобы читатель мог сочувствовать главному герою, он должен представить себя на месте героя. А для этого читатель и главный герой должны иметь хоть что-нибудь общее!

Третье требование устанавливает баланс между сложностью и понятностью вновь создаваемого мира. Поскольку всякий мир есть система, а любая система состоит из объектов и связей-отношений между ними, постольку миры можно успешно строить по правилам проектирования вычислительных систем и программ. Далее я перечислю свойства, которые требуются от хороших программ, вставляя слово "мир" там, где в оригинале было "операционная система" или "программа" - но больше не изменю ни слова.

Свойство универсальности. Небольшой набор базовых принципов должен быть применим ко всем объектам мира. Очень важно, чтобы и герой повествования не являлся исключением, иначе какой смысл беспокоиться о герое, если опасности мира ему не страшны?

Свойство полноты. Абсолютно все законы и правила мира должны выводиться только из базовых принципов. Это свойство критически важно для умного детектива, где почти обязательно, чтобы читатель знал все улики с момента их возникновения, наравне с героем. Конечно, выкладывать козыри автор может в любом порядке; если читатель не соревнуется с героем в скорости познания мира, то все базовые принципы сразу можно и не объяснять. Тем не менее, грубое пренебрежение полнотой вызывает эффект "рояль в кустах": читатель пытается найти разгадку, исходя из своих знаний о мире - а автор неожиданно вводит новую переменную или закон, да еще и объявляет, что все это действовало с самого начала. "На кой хрен тогда я старался найти решение!" - злится читатель и огорченно откладывает книгу или выключает проигрыватель.

Свойство познаваемости мира. Если выполнены требования универсальности и полноты, то знание базовых принципов обеспечивает знание способов обращения с конкретными объектами, при этом количество объектов может быть сколь угодно большим.
Пример: в некоторых сериалах японских анимэ принято изображать злодеев беловолосыми, секссимволы - с черными и золотыми волосами, а зеленые волосы чаще всего обозначают, что данный персонаж или герой до конца повествования не примет ни той, ни другой стороны, оставаясь за скобками. Эти базовые принципы знает зритель, но не обязательно знает герой мультфильма - что позволяет зрителю чувствовать себя в некоторых ситуациях умнее героя и в конечном итоге, обеспечивает произведению успех: ведь каждому приятно почувствовать свое превосходство, хоть маленькое, хоть неосознанно!

Свойство минимальной достаточности, оно же "Бритва Оккама". Базовых принципов, исходных точек в произведении должно быть как можно меньше. Как бы ни было велико такое произведение, в любом его месте читатель помнит, где он и кто он относительно эталонов этого вымышленного мира. Если же автор желает вызвать в читателе неуверенность, то нарочно отказывается от ясности: перегружает текст деталями и вводит чрезвычайное количество правил, которые нужно помнить. Случается, утомленный подробностями читатель вообще отказывается обращать внимание на тщательно выстроенную автором систему.

Свойство нелинейности. Любой цели в мире можно достичь более, чем одним способом. В линейном мире читатель с самого начала видит, что у героя нет никакой иной возможности продвижения, кроме единственной, да и та предсказуема от доски до доски. После этого, естественно, глупо выглядят описания душевных терзаний героя: что ж он, вовсе тупой? Не понимает того, что читателю ясно с первых слов? И какой смысл читать такое произведение, (играть в такую игру) если сразу понятно, куда все придет в конце? Если интриги нет?


Имхо, проверка созданного мира на соответствие этим свойствам и принципам – весьма полезная штука. И не только для написания фантастического романа, но и для его анализа и критики.

Comments

( 11 комментариев — Комментировать )
mikhailjonokk
21 дек, 2009 12:17 (UTC)
А почему только фантастика? Наверное, "мир" - гораздо шире. Например, коммуналка, далёкий хутор и прочее.
oldland
21 дек, 2009 15:40 (UTC)
А это интересная мысль... Наверное, все выше сказанное можно отнести к любому произведению, если подумать.
mikhailjonokk
21 дек, 2009 15:55 (UTC)
Мультфильмы тоже "мир". Но если "Простоквашино" - ну просто чудо человеческого жития, то "Ну, погоди!" в этом плане неизвестно что. Это пример вот к этому:
"иметь хотя бы что-нибудь общее с человеком" и так делее.
anitavolga
21 дек, 2009 15:14 (UTC)
Математически г-н Бобров все разложил...
А если сжать, то пишет о единстве формы и содержания художественного произведения.
Любой фантастический мир, придуманный писателем, должен
включать в себя черты обычного, реального, повседневного мира, предлагать виртуальное решение наших обыденных проблем...
Фантастичной, причудливой может быть форма, но идейное содержание обязано быть человечным, житейским, понятным, мудрым...Разве у Стругацких не так?...Ценна оригинальная философская система, придуманная автором, и напряженный драматизм сюжета, посредством которого раскрывается идейная полифоничность произведения...
Человеку пишущему просто нужна ИНТУИЦИЯ. По алгоритму бессмертную литературу не создашь...
oldland
21 дек, 2009 15:37 (UTC)
=Фантастичной, причудливой может быть форма, но идейное содержание обязано быть человечным, житейским, понятным, мудрым...Разве у Стругацких не так?...=

Множество критиков и писателей не разделяют эту точку зрения Стругацких. Поэтому я бы избегала формулировки "обязано быть" или добавляла к ней "я считаю".

=По алгоритму бессмертную литературу не создашь...=

Но ее не создашь и без алгоритма. Алгоритм - необходимое, но недостаточное условие. Все бессмертные произведения подчинены алгоритму. Это вовсе не означает, что все произведения, подчиненные алгоритму, являются бессмертными.
anitavolga
21 дек, 2009 15:58 (UTC)
Смотря что считать алгоритмом...Если авторскую манеру письма, то да - у каждого писателя свой алгоритм...

А вообще восприятие литературного произведения - дело сугубо индивидуальное. Кому-то нравится Хлебников, а кто-то любит Есенина... Если человек пишет и имеет свою аудиторию
( не важно - большую или маленькую), значит это оправдывает его право называться писателем.

Все-таки сочинение г-на Боброва мне представляется довольно механистическим. Я немало за свою жизнь перечитала литературоведов, критиков ...Но это сочинение как-то не затронуло. Случается и так...
oldland
21 дек, 2009 16:42 (UTC)
=Смотря что считать алгоритмом...=
Структуру литературного произведения, конечно, стиль не может быть алгоритмизирован.

=А вообще восприятие литературного произведения - дело сугубо индивидуальное.=
В какой-то части - да. Но вообще-то восприятие литературного произведения давно разложили по полочкам и отразили на графиках - базовая психология восприятия у разных людей очень похожа. Это сделал Голливуд, и, как ни странно, произведения Достоевского, Чехова и Шекспира четко легли на голливудские графики. Классики, ставшие бессмертными, интуитивно использовали нужные алгоритмы, что и сделало их классиками.
Алгоритм - это инструмент, и умение владеть этим инструментом ни в коей мере не может повлиять отрицательно на талантливого автора. А бесталанному не поможет никакой алгоритм.

А Бобров - технарь (как большинство фантастов). Мне, в душе математику, он понятен хорошо. К тому же он не сказал ничего, что противоречит здравому смыслу. Кстати, миры Стругацких подчиняются его правилам на все сто. Равно как и миры тех хороших фантастов, которых я читала.
А вот сочинения Васи Пупкина с Самиздата не подчиняются вовсе, что заставляет Васю Пупкина ломать голову, почему никто не хочет дочитать его нетленку до конца. Имхо, нарушения любого из приведенных принципов должно быть обдумано и оправдано автором.

Для меня это сейчас актуально, я в первый раз взялась за мир, который двигает сюжет. До этого предпочитала миры-формочки. И в процессе анализа нашла у себя две серьезные ошибки. На самом деле, есть огромная разница между тем, что находится у автора в голове, и тем, что видит за его словами читатель. И в некоторых случаях понять эту разницу нужно раньше, чем произведение будет закончено и кто-то его прочтет.
anitavolga
21 дек, 2009 17:11 (UTC)
Стиль тоже можно разложить на алгоритмы ( система образов,языковые особенности ипроч.)...
Можно с успехом "подделывать" стиль того или иного автора.
По первому образованию я филолог, поэтому иначе, наверное, смотрю на проблемы литературы, нежели люди, имеющие техническое образование. Свой красный диплом я получила, в т.ч. и за работу "Достоевский в "Русском вестнике""...

Восприятие авторского текста читателем - это сложная проблема.Один воспримет "Вишневый сад" как трагедию, другой - как комедию...Это зависит от мировоззренческой системы, психики человека, который "переваривает" текст.
Чем более стереоскопичен текст, чем больше допускает интерпретаций, чем больше "миров" из него можно выстроить, тем более этот текст талантлив и уникален. Текст может быть очень простым. Но за каждым словом ,фразой можно найти целый лабиринт мыслей, чувств,идей,образов, звуков...
Бездонность текста - вот его наилучшая характеристика.
Некоторые литературоведы называют это "полифоничностью"...

Творческих Вам успехов.

oldland
21 дек, 2009 20:31 (UTC)
=Это зависит от мировоззренческой системы, психики человека, который "переваривает" текст.=
Мы просто обсуждаем проблему на разных языках. Никто не отменяет ни лабиринта мыслей, ни бездонности текста. Но есть тексты, которые интересно читать (как тексты Федора Михайловича), а есть не менее глубокие и многоплановые тексты, которые приходится через силу впихивать в себя, как тексты Свифта или Пруста. Зачем создавать читателю препоны на пути к своим мыслям, идеям и глубине, если уже давно известно, как этого избежать?
Федор Михайлович не брезговал этими способами. Его герои вызывают сочувствие, и он знает, как этого добиться. Его текст интригует, и сотни читателей ждут продолжения его романов. Он качает своих героев на волнах драматических перипетий и приводит читателя к катарсису - потому что нарастающие колебания "от счастья к несчастью" в своей высшей точке вызовут катарсис даже у бесчувственного бревна. Он заставляет соих героев преодолевать препятствия, иногда запредельные для их возможностей. У него в запасе множество приемов. И то же самое делают Чехов, Гоголь, Пушкин. Их произведения сходятся "к острию меча", когда героями управляет заданная "непротиворечивость" созданного ими мира, а не рука автора. И все это не отменяет ни глубины, ни многоплановости. Напротив, это позволяет многоплановости раскрываться и работать на сюжет. Это - гениальность. И я не вижу ничего зазорного в том, чтобы учиться у гениев.
anitavolga
21 дек, 2009 21:31 (UTC)
Просто Свифт и Пруст ТАК мыслили. ОНИ писали так, как думали... К тому же, это иностранная литература, и тут - проблема перевода.
Главное, как мне кажется, автору не стоит рассчитывать, что читатели поймут его произведение на 100% так, как он задумал...Пусть интерпретируют - как хотят. Лишь бы "цепляло" психологически.
И все-таки героями управляет рука автора. Который и придумывает СВОЙ художественный мир, выстроенный на основе авторской мировоззренческой (философской) системы.Именно характеристики этого "мира" и "диктуют" событийное наполнение произведения, его эмоциональный строй,систему персонажей...Четкая, оригинальная мировоззренческая система - вот что делает писателя Большим ...
Но я как-то увлеклась...Уже поздновато...
А завтра (уже сегодня) - сложный день.
Пока.
torba_dustu
22 дек, 2009 17:37 (UTC)
Спасибо, что поделились находками.
Если я правильно помню, вопрос был - как познакомить читателя с миром, а не только создать его. Наверно, это очень страшная тайна, которой мало кто из писателей хочет делиться :) Или мало кто понимает, как это делать, хотя мне всегда кажется, что творцы кокетничают, когда рассказывают о героях, что ведут их перо по бумаге и крылатой музе, что шепчет в ухо диалоги и описания :)

>Мое мнение: очень часто "критики" имею претензии к мирам-формочкам, как непрописанным достаточно точно. Я полностью согласна с автором статьи: в этом нет необходимости. Как раз тут речь и идет о фантастике как о литературном приеме.<

У меня такое чувство, что фантастические декорации иногда вообще как декорации не воспринимают. "О человеке пишешь? А зачем он на Марсе?" И если это не реализм, то в протонной бух-стрелялке должен быть скрыт ответ не меньше, чем на основной вопрос философии, иначе книга - хлам и мозголожество, а "человеки" уже никого не волнуют.
( 11 комментариев — Комментировать )