?

Log in

No account? Create an account

Предыдущее | Следующее

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл считает, что авария на АЭС в Чернобыле, произошедшая в 1986 году, стала наказанием человеку за его грехи.
«Господь мог и остановить руку оператора, который, управляя реактором, совершил страшную ошибку. Господь попустил. И многие люди своей смертью, может быть, внесли свой вклад в искупление грехов», - заявил предстоятель 27 апреля на литургии в Киево-Печерской лавре. 

Не перестану удивляться... И снова думаю: если наступить на грабли, они ударят в лоб. Ни разу не слыхала, чтобы господь "не попустил". 
Интересно,  а спросил господь погибших людей, желают ли они своей смертью искупить некие гипотетические грехи, кои постоянно везде мерещатся верующим? Впрочем, я даже не исключаю существования этого злобного ревнивого божка, который попустительствует подобным авариям. Раз уж сам патриарх считает, что его господин столь жесток, то почему бы не допустить его существование и не задуматься: а стоит ли этот бог того, чтобы ему поклоняться? Может, его следует ненавидеть? 

Под это оптимистичное заявление патриарха сообщаю, что на моем сайте выложена отредактированная версия "Одинокого путника". Место действия слегка смещено в некий несуществующий мир (дабы читатели не путали с исторической реальностью символы, присущие притче. ) Но главное - это появление пролога, который, с моей точки зрения, переворачивает финал книги, заставляет по-другому посмотреть на позицию колдуна и поступок Лешека. Начало пролога публикую здесь. Ах как замечательно подходят эпиграфы к заявлению патриарха! Кстати, в прологе нет ни одного выдуманного образа, все описанное можно найти в первоисточнике.

Пролог

Он был облечен в одежду, обагренную кровью.
Имя Ему: «Слово Божие».

Откр. 19; 13.
Из уст же Его исходит острый меч, чтобы им поражать народы.
Он пасет их жезлом железным…

Откр. 19; 15.

Порыв ветра захлестнул волосы и отбросил их с лица. Земля, еще зеленая и голубая, серебрилась в дымке предрассветного тумана: она не ждала беды. Вода – чистая и прозрачная – еще струилась в реках; первые лучи солнца тронули облака, и они зарделись, наполняя воздух розовым свечением; лес встряхнулся, умываясь росами; по золотым полям, беременным хлебом, волной прошел радостный вздох, и птичья трель понеслась над землей, возвещая о восходе солнца.
Земля не успела заметить жаркого, сухого ветра на своей груди – она просыпалась, блаженно потягиваясь и жмуря глаза, когда первый тяжелый толчок ударил ее безмятежное тело. Ветер взревел и, словно озлившийся пес, в клочья изорвал ее сияющую туманную накидку.
Бог подземелий и подводных глубин стоял и смотрел на это со стороны, и сердце его, не знающее боли, жаждало мести и истекало ненавистью. Что ему до земли? Что ему до неба, до солнца? Все идет своим чередом! Разве не это было обещано? Разве не к этому шло?
Вот он, Сидящий на престоле, и двадцать четыре старца в белых одеждах лижут ему ноги, и скоро все, кто останется в живых, к ним присоединятся. И Агнец ломает печати одну за другой, и четыре всадника скачут по земле, ведя за собой войны, болезни и предательства. И вопиют души его мертвецов: «Ты обещал, ты обещал им всем лютой смерти, сколько мы будем ждать? Жги их, рви на части, закапывай живыми в землю! Ты обещал нам!» И отвечает им Сидящий на престоле: «Погодите. Вас слишком мало! Пусть они убьют еще немного моих слуг, и тогда чаша моего терпения переполнится».
Черный вихрь, порожденный громовым ударом по земле, выкатился из-за горизонта и взметнулся вверх, опутывая солнце, и сияющий диск накрыло пигментное пятно, поросшее жестким, темным волосом. Он изуродовал солнечный лик, и земля зажмурилась от отвращения и страха. Небо потемнело, и звезды проступили на нем, словно капли холодного пота. Луна не отразила света – он плюнул кровью в ее бледное лицо, и бардовые сгустки ползли по ее щекам. Еще один удар – и звезды осыпались на землю, и небо треснуло, как кожа барабана, и расползлось в стороны, зияя огромной дырой, открывающей ничто.
Отец-Небо и Мать-Земля… Убить отца, чтобы вдоволь надругаться над матерью… Бог подземелий и подводных глубин стоял и смотрел, и по щекам его катились слезы.
Ангел с востока, убедившись, что небо убито, крикнул четверым своим собратьям, чтобы не трогали землю, и бог удивленно вскинул лицо: неужели ошибся? Неужели они пощадят ее?
– Сначала отметим наших слуг, а потом начнем! – весело крикнул ангел.
Кадильница, полная пламени, с грохотом упала на землю, изрыгнув из себя молнии, и по земле пробежала судорога. Ликующий трубный глас разнесся над землей, над которой только что пели птицы, и в землю полетели камни и огонь, смешанный с кровью. Откуда Сидящий на престоле взял столько крови? У кого цедил и где хранил столько времени?
Лес, высушенный пустынным ветром, вспыхнул, и пожары огненными волнами покатились по телу земли. Визжащее зверье металось в огне, рев, ор и топот огласили землю, но бежавшие не находили спасения: огонь падал с неба, и птицы с хриплыми предсмертными криками теряли высоту, перья их вспыхивали ненадолго, и они свистящими факелами валились вниз. Кровь густыми шлепками орошала пожар, пузырилась и запекалась на теле земли. Смрадный чад расстилался там, где только что серебрился туман.
Золотые поля почернели: хлеб – плод чрева Матери-Земли – побили камнями, выжгли огнем и утопили в крови.
Снова взревела труба, и раскаленный камень скатился в море – воды вскипели и превратились в смердящий рыбный бульон, сваренная заживо рыба всплывала со дна кверху брюхом, а потом вода покраснела и тяжелый сладкий запах теплой крови, смешанный с рыбным, спазмом сжал богу горло. Он не боялся крови, он был уверен, что может беcтрепетно увидеть море крови… Увидеть – да. Но вдыхать этот запах оказалось выше его сил.
Светящийся шар, отвечая трубному гласу, прокатился над землей, отравляя ручьи и колодцы.
Что еще тебе надо, ты, Сидящий на престоле? Тебе все еще мало?
Орел, каркающий подобно вороне, пронесся там, где только что было небо, обещая людям трех ангелов с трубами. И люди просили у земли защиты, как дитя ищет спасения в материнских объятьях, но она умерла и ничем не могла помочь своим детям.
Бог подземелий и холодных озерных глубин лил слезы и проклинал самого себя. Себя и глупых, несчастных людей, не пожелавших взять в руки его оружия.

(Читать пролог целиком...)

Comments

( 9 комментариев — Комментировать )
skurkis
10 июн, 2011 12:05 (UTC)
Прикольная картинка)) А ты "Забавную библию" Таксиля читала?
oldland
10 июн, 2011 12:42 (UTC)
Уже читаю... :)
alex_esli
10 июн, 2011 15:11 (UTC)
Приветик! Как сладкозвучно! Я тоже сперва почему-то о Таксиле подумал, особенно когда про злобного ревнивого божка прочитал... Спасибо, Оля, ты почаще так. А с Ним по-другому и нельзя, Он Сам напрашивается. Если захочешь повеселиться, зови меня, вместе поглумимся))
oldland
11 июн, 2011 05:53 (UTC)
Да, я люблю поглумиться :). Обязательно позову!
(Анонимно)
12 июн, 2011 06:09 (UTC)
Выступлю в несвойственной для меня роли защитника христианства. К сожалению, мне приходится всё чаще выступать в этой роли, поскольку я считаю, что критика христианства, когда она не по делу, приносит христианству одну только пользу: разоблачив такую критику, христиане ещё больше уверятся в своей правоте - и уверят других.

Давайте разберёмся, что именно сказал патриарх.

«Господь мог и остановить руку оператора, который, управляя реактором, совершил страшную ошибку. Господь попустил. И многие люди своей смертью, может быть, внесли свой вклад в искупление грехов»

Это значит, что, по мнению патриарха:
1) Авария произошла из-за ошибки оператора, то есть именно по принципу "если наступить на грабли, то они ударят в лоб";
2) Бог, в силу своего всемогущества, мог остановить руку оператора и предотвратить трагедию;
3) Но не стал ("Бог попустил"), дав людям возможность пожинать плоды своих ошибок. Что логично: если люди, в большинстве своём, греховны с точки зрения Бога - то зачем же он будет предотвращать трагедии?

И что Вам здесь не нравится?
Единственным спорным моментом в словах патриарха является фраза о вкладе погибших людей в искупление грехов. Но это одна из аксиом христианской религии: грехи искупляются страданием. О справедливости этой аксиомы - отдельный разговор. Насчёт того, спросил ли Бог людей, хотят ли они своей гибелью внести вклад в искупление грехов - не спрашивал; но ведь не он виноват в их гибели, а ошибка оператора; в то же время, увидев гибель и страдание людей, Бог простил им и оставшимся в живых какое-то количество грехов.

В любом случае, в словах патриарха нельзя найти повод для ненависти к христианскому Богу. Замечу, что другие боги также "попустили", то есть не предотвратили трагедию. Картина здесь полностью симметрична.
oldland
12 июн, 2011 17:17 (UTC)
=Авария произошла из-за ошибки оператора=

Нет вопросов, авария произошла по вине людей. При чем тут господь? В данном случае я не критикую, а исключительно прикалываюсь над патриархом: мне, человеку сомневающемуся во всемогуществе бога, смешно, когда кто-то ищет божественное проявление там, где его нет. Патриарх же, имхо, просто притягивает за уши "божий промысел", и особенно весело то, что делает он это на основании невмешательства бога в людские дела.

Далее прикол заканчивается, ибо во что верит патриарх? В то, что его милосердный и всемогущий бог мог остановить руку оператора и не остановил. Как-то в "Вечном колоколе" я писала об этом: сначала наивные христиане наделяют своего бога всемогуществом, а потом проклинают его за то, что он вовремя не проявил всемогущества.
Но патриарх крепок в вере, он не станет проклинать за это бога, он призывает нас со смирением принять божественное наказание. И вот вместо ошибки оператора, которую нужно искать, изучать, исправлять, запоминать на будущее, мы имеем утверждение, которое иначе как мракобесием и не назовешь: господь, как преуспевающий ростовщик, потребует от нас искупления тогда, когда ему захочется, и задача не в том, чтобы просчитывать защиту атомных электростанций, а в том, чтобы каяться и праведно жить.
Вот это смещение приоритетов, запутывание причинно-следственных связей - самый большой "грех" христианства и самое большое зло, исходящее от проповедников.

=Замечу, что другие боги также "попустили", то есть не предотвратили трагедию. Картина здесь полностью симметрична.=
Только мировые монотеистические религии объявляют своих богов всемогущими. Больше всемогущих богов в мире нет. Кстати, милосердных тоже - только монотеистические религии взывают к милосердию своих богов.
И речь не о том, что бог попустил, а о том, что мог не попустить (в отличие от других богов, которые людям ничего не обещают, милосердными и всемогущими себя не объявляют и уповать на которых никто не призывает).
Дело не в том, что бог на самом деле жесток, а в том, что патриарх призывает служить жестокому богу. И почему-то вбивает пастве в голову, что бог милосерден. Бог, изображенный в Библии, не милосерден или милосердие его не имеет ничего общего с тем, что под этим понимают люди. Кроме того, христианству вообще чуждо понятие ценности жизни самой по себе, ибо вечная жизнь объявлена первичной, а все остальное вторично.

Не сомневаюсь, хороший теолог быстро проведет логическую цепочку, разрешающую противоречие между объявленным милосердием и фактической (верней, тоже объявленной - в данном случае патриархом) жестокостью. Две тысячи лет наработок - у меня столько нет.
(Анонимно)
14 июн, 2011 07:15 (UTC)
"мне, человеку сомневающемуся во всемогуществе бога, смешно, когда кто-то ищет божественное проявление там, где его нет."

Ещё раз. Патриарх не говорил, что авария есть божественное проявление. Он говорил, что авария есть следствие ошибки оператора, которую Бог мог бы предотвратить, но не стал ("попустил").

"Далее прикол заканчивается, ибо во что верит патриарх? В то, что его милосердный и всемогущий бог мог остановить руку оператора и не остановил... Не сомневаюсь, хороший теолог быстро проведет логическую цепочку, разрешающую противоречие между объявленным милосердием и фактической (верней, тоже объявленной - в данном случае патриархом) жестокостью."

В чём же заключается жестокость Бога? Если исходить из этих Ваших слов, то получается, что жестокость Бога заключается в следующем: он мог остановить руку оператора и не остановил.

Но это вовсе не жестокость! Почему? Отвечу словами из Вашей книги "Вечный колокол":

– Нашим богам наплевать на нас! Почему ты должен защищать их, если они не могут защитить тебя?
– Это не так. Им вовсе на нас не плевать, они просто не вмешиваются в наши дела, и это очень хорошо, иначе бы люди оставались немощными младенцами, которые самостоятельно не могут ступить ни шагу. И они помогают нам, когда считают нужным.

Итак, боги в принципе могут вмешиваться в дела людей, но не всегда считают это нужным. Христианский бог также мог вмешаться, но не счёл нужным. Где же здесь жестокость?

Единственный вывод, который действительно можно отсюда сделать - так это тот, что Бог не милосерден. Но даже этот вывод не будет верным, потому что, как Вы верно заметили,

"христианству вообще чуждо понятие ценности жизни самой по себе, ибо вечная жизнь объявлена первичной, а все остальное вторично."

Таким образом, Бога можно считать милосердным с христианской точки зрения, так как он порой отказывается выручать людей в их земной жизни, но взамен прощает им грехи и дарит вечную жизнь.

Точно так же как и Вы, я вижу порочность христианства именно в том, что оно объявляет земную жизнь вторичной.

Тем не менее, вопрос остаётся: ГДЕ В СЛОВАХ ПАТРИАРХА МОЖНО НАЙТИ УКАЗАНИЕ НА ЖЕСТОКОСТЬ ХРИСТИАНСКОГО БОГА?
oldland
14 июн, 2011 13:52 (UTC)
=Им вовсе на нас не плевать, они просто не вмешиваются в наши дела, и это очень хорошо, иначе бы люди оставались немощными младенцами, которые самостоятельно не могут ступить ни шагу. И они помогают нам, когда считают нужным.=

Да, с точки зрения веры Млада - так и есть. Но языческие боги, описанные в Вечном колоколе, и христианский бог этим и отличаются: христианское учение предполагает вмешательство бога в людские дела, предполагает, что люди - неразумные дети, нуждающиеся во всевидящем "отце", которые регламентирует каждый их шаг в земной жизни.
Кроме того, главное в утверждении патриарха не то, что господь попустил, а то, что сделал он это в наказание. Ну, типо, детка не слушалась, пихала пальцы в розетку, а ну-ка я в наказание не оторву детскую ручку от оголенных проводов, когда ребенка будет бить током. И совсем другая психология у Млада: я взрослый человек, не нуждаюсь в наказании и несу ответственность за то, что делаю - сам, без всяких богов.

=Таким образом, Бога можно считать милосердным с христианской точки зрения, так как он порой отказывается выручать людей в их земной жизни, но взамен прощает им грехи и дарит вечную жизнь.=
Да, с точки зрения христианства это так. Но, боюсь, 90% людей, именующих себя православными христианами и не знающих о христианстве ровным счетом ничего, ужаснутся, когда узрят такого рода "милосердие", т.к. воспитаны на принципах гуманизма, по которому человеческая жизнь (земная, а не гипотетическая загробная) провозглашается величайшей ценностью. Вот для них и пишу: посмотрите, православные, кому вы поклоняетесь и так ли вам это надо? Может, лучше земной гуманизм, чем христианское "милосердие"?
voenega
16 июн, 2011 14:17 (UTC)
сильно. картинка рисуется четко.
( 9 комментариев — Комментировать )