?

Log in

No account? Create an account

Предыдущее | Следующее


На создание этого поста меня натолкнул пост Елены Янге. Сначала я хотела просто перенести его к себе в журнал, но потом решила немного развернуть конспект обсуждаемой статьи. Полный текст статьи писательницы Екатерины Грачевой "Позитивная литература" можно найти здесь, и я рекомендую прочитать ее целиком, статья невелика, а конспективное изложение все же искажает некоторые авторские мысли. Но для тех, кому лень ходить по ссылкам, привожу статью вкрадце.

  

 Предисловие от автора
 Мысль о необходимости собрания воедино и развития позитивной литературы родилась у меня давно. Различные бумажные, а затем и электронные библиотеки предлагают выбирать литературу по родам и видам, по литературным направлениям… и нигде я не могла найти рубрикатора по шкале «нравственное - безнравственное», «высокое – пошлое», «искателям – обывателям». Мне было это очень странно, неужели до сих пор человечество не додумалось до столь простой и столь необходимой классификации?
Идея проста, воплощение же её, конечно, не из легких. Но лично мне нужна позитивная литература, а потому я решаю внести свой посильный вклад в осознание этого принципа. 

1. Что такое позитивная литература
Если выводить универсальную формулу, справедливо было бы считать позитивной ту литературу, которая способствует поддержанию и развитию в человеке уровня его сознания и его человечности. Под уровнем развития сознания я понимаю степень способности проникать в суть явлений, видеть их мнгогогранность и соответственно реагировать на них. Следствие развитого сознания —успешное владение собой и обстоятельствами внешнего мира, умение улаживать свои отношения с людьми, решать жизненные задачи. Естественно, все эти умения должны быть направлены в созидательное русло, потому и названа вторая составляющая — человечность, сердечность.
Это — формула, а как применить ее на практике? Ведь если подойти буквоедски, то при желании можно в любом явлении найти некую положительную детальку и провозгласить ее полезность по принципу: «чем делать что-то еще хуже этого, так лучше делать это». Ответ на этот каверзный, казалось бы, вопрос легко находится, когда мы спрашиваем себя: а какая же перед нами стоит практическая задача? Наша задача — поднять человечество на ступеньку выше, чем оно есть сейчас. А для этого нужно в человечестве искать лучшие черты, к ним обращаться и их растить.
Будем честны: развлекательная книга, даже если и брать ее, так сказать, позитивные образцы, все равно вскармливает человека развлекающегося, а мыльные сериалы, даже если содержат по ходу дела отдельные позитивные детали, все равно культивируют мысленную жвачку в одной и той же обывательской плоскости. Я не спорю с теми, кто утверждает, что легкое чтиво или кино с попкорном взакуску «снимают стресс», так же как делает это алкоголь или другие формы выключения себя из сознательной жизни. Но подобное существование — пасквиль на человека, согласиться с которым означает вычеркнуть себя из эволюционного потока. Эволюционные зконы суровы и справедливы: всё, что не хочет развиваться, может еще какое-то время ходить, дышать, переваривать пищу, но будущего оно лишено.
Назначение человека — подняться до уровня величайших представителей человечества, чтобы затем ступить на ступень следующую и следующую. Стать подвижником и героем — это действительно наш неотъемлемый потенциал.
Искры огня Данко, огня творчества и любви живут в каждом из нас, и они требуют питания и воспитания, чтобы смочь понемногу разгореться в пламя неугасимое. А без этого пламени не было бы смысла у человечества, как не было бы жизни на планете без солнца и света.
Поэтому я буду отделять зерна от плевел мерой огня подвижничества.

2. Идея или форма? — Идея, Жизнь, Форма!
На протяжении многих веков в литературной среде идут споры о форме и содержании, о двух полюсах тяготения авторов «искусство ради искусства» и «искусство ради общественно-полезной идеи». Откуда это постоянное противостояние? И в чем, наконец, золотая середина (а не посредственное среднее арифметическое)?
Для меня нет сомнения в том, что идея первична. «В человеке все должно быть прекрасно», и в произведении тоже, это понятно, но как в общении нам интересно мышление и чувства человека, а не форма его ногтей или цвет волос, так и в произведении тело-форма лишь облекает дух-идею, а не наоборот.
Но скажите мне, почему иные произведения, написанные на духовно-нравственные или социально-полезные темы, хочется выкинуть и больше никогда не вспоминать?
Да потому же, почему вызывают оскомину иные проповедники и политагитаторы.
Наличие околодуховной, околонравственной темы в произведении еще не означает в нем наличия духовно-нравственного начала! Всякая идея в отрыве от ее личной прожитости остается на устах произносящего не более чем лозунгом, и потому – неправдой. Не может служить проводником на тропах духовно-нравственного поиска человек, который сам не прошел этих троп.
Почему так мало хорошей, настоящей позитивной литературы? – Да потому, что среди литераторов та же доля подвижников, героев и праведников, как и во всем человечестве в целом.
Идея первична! И это должна быть духовно-нравственная идея, если человечество хочет развиваться, а не деградировать; это должна быть общественно-полезная идея, если человечество хочет согласия и любви, а не перегрызания глоток.
А вот сделать ее, идею, живой, способна только жизнь, а не перо и чернила. Нарисованный на карте маршрут — это не путь. Путь — это то, что ты не только наметил, но и прошел собственными ногами. При этом есть два варианта. Можно писать об уже пройденном. А можно, наметить маршрут неизведанный и шагнуть на него, начав вести путевой дневник. Но в любом случае этот маршрут нужно пройти.

3. Зерна и плевелы
(отклонения от пути позитивной литературы)
Когда речь идет о позитивной литературе, ответственность за написанное возрастает. Ведь этой литературе читатель так или иначе верит, берет за ориентир, согласует с ней свои мысли и решения в жизненных ситуациях.
Между тем есть такие "хитрые" произведения: прочтешь — и вроде бы все в целом хорошо. Но на душе какой-то осадок остался, от чего — не поймешь сразу. Начнешь думать, перечитывать, искать — и на тебе! Находишь какую-нибудь подкрашенную неправедность (то есть, это еще не безнравственность, но все-таки, все-таки...). Одну, за ней другую, третью… и вдруг понимаешь, что произведение это вовсе и не хорошее, а прямо-таки вредное. Откровенную безнравственность сознание сразу не примет, а такую хитрую — как говорится, проглотит и не заметит…
Эти "спрятанные неправедности" чаще всего и для самого писателя — спрятанные. Ведь не секрет, что у каждого из нас есть свои недостатки, в том числе и у самых талантливых писателей. А собственные недостатки мы, как водится, чаще всего не осознаём — или даже осознаем, то не очень-то хотим с ними расстаться в глубине души. И поэтому все равно они в наше самовыражение пробираются. Пока повествование не вышло каким-то образом на этот самый недостаток, всё идёт прекрасно. Но стоит чуть-чуть задеть "ложку дегтя", как она немедленно в бочку меда выливается.
Причем если в таком случае неизжитые писателем недостатки наложатся на похожие недостатки у некритичного читателя, читатель обрадуется, что нашел созвучие у такого "позитивного" и "великого" человека, как писатель, и еще сильнее начнёт верить в свои заблуждения. Проблема эта — очень нешуточная.
Вот и получается, что очень большое значение имеет как для писателя, так и для читателя внутреннее качество распознавания, отделения зерен от плевел.
Поэтому я постоянно призываю себя: учись распознавать добро от зла на каждой странице, в течение каждого дня. Никто другой не совершит эту работу за тебя. Пусть ты можешь ошибиться в суждениях, но свои ошибки человек способен осознавать и исправлять. Гораздо хуже повторить ошибку за кем-то другим. Да и внешне верные шаги, совершенные из доверия к чьему-то совету, без работы собственного сердца и ума — это ведь, в сущности, движения марионетки. Человеку все время приходится выбирать: свою работу, своего спутника, своего Бога… Если мы не научимся совершать верный выбор в каждодневности, разве совершим мы его в переломный момент судьбы? Или кто-то и что-то совершит этот выбор за нас, нашептав нам на ухо поверхностные аргументы и впечатления? 

4. Признаки позитивной литературы и близкие к ней произведения
Данное в первой главе определение позитивной литературы — способствует поддержанию и развитию в человеке уровня его сознания и его человечности — это суть позитивной литературы, а проявляется эта суть через набор признаков.
К нынешнему моменту мне удалось найти 3 необходимых для позитивной литературы признака:
1. Достойная, нравственная и по-настоящему высокая цель;
2. Твердое шагание к ней по земле, другими словами — прожитость практическая;
3. Умение делать это радостно и сердечно, не скатываясь в догматизм и морализаторство, другими словами — прожитость сердечная.
Если мы лишим литературу хотя бы одного из этих признаков, она уже не будет по-настоящему позитивной.

Исключены примеры, оставлен только один.

Вот и сердце Данко — все-таки любимого нами Данко — растоптано. Что ж, все лаконично и правдиво в этой легенде, вот только... только в моем сердце остается какая-то не успокоившаяся, не согласившаяся нотка. Почему сердце должно быть непременно вырванным из груди, почему его непременно нужно растоптать, почему так надрывно? Это есть не только у Горького, но у него оно особенно ярко проявляется. 

п. 5 исключен из конспекта,  он довольно интересен сам по себе, но, по моему мнению, не вполне вписывается в обсуждение.

6. Литература восхождения
Пускаясь в путешествие по волнам литературного мира, я изначально надеялась найти позитивных авторов, а вместо того нашла позитивный принцип — принцип восхождения*. И если брать его как мерило и прикладывать к найденным книгам, то чаще всего он не будет полностью выполняться. Это естественно, ведь книги пишутся не под канон, а по воле сердца. Да кроме того, такого мерила в прежние годы и не было никем предложено. Не было его и у меня самой, так что далеко не все мои книжки под него попадают. А кто начнет равняться на этот принцип восхождения, тому придется очень сильно над собой самим поработать, точнее, работать не переставая, и так — навсегда. Хорошенькую же я ставлю планку! Реальна ли она вовсе, нужна ли она?
Нужна, и непременно.
Просто пусть будет два названия: одно — для литературы восхождения, которая действительно выстроена по этому принципу, другое — для той литературы, которая этому принципу во многом близка или созвучна, пусть называется позитивной.
Мне на мой принцип равняться интересно и радостно, и я этого хочу. И сама по нему буду писать, и других этих принципом мерить. А что с этим дальше будет и кому это отзвучит — жизнь покажет.
Вам же всем, читатели и писатели, — успехов! И восхождения.


 Мой комментарий к статье:
Мне очень понравилась статья Екатерины Грачевой "Позитивная литература". В ней действительно много интересных мыслей, которые надо обдумать и уложить в голове.
Я в целом совершенно согласна с автором, и нашла множество точек соприкосновения, созвучия. Более того, статья в какой-то степени укрепила меня в мысли о том, что я напрасно боюсь идти тем путем, которым хочу идти. А боюсь потому, что со всех сторон слышу прямо противоположное мнение. Нет, наверное, никто не против позитивной литературы, но сколько людей вообще не могут совместить в своем сознании понятия "позитив" и "общественно-полезная идея"!
У меня возникло только несколько вопросов:
1. Кто решает, что есть добро и что зло? Что есть позитив, а что негатив?
2. Кто определит, что есть восхождение?
3. Кто знает наверняка, что сделает мир лучше, а что хуже?
На эти вопросы меня натолкнул раздел 3 в статье: "Зерна и плевелы". Понятие "нравственно - безнравственно" - слишком сложная штука, чтобы вот так запросто определить: ага! это еще не безнравственность, но все-таки, все-таки...  

Я люблю книги, где позиция автора остается невысказанной, где читатель сам решает для себя, как относиться к рассказанной истории и поступкам героев.  

Ну и пожалуй, еще один вопрос (уже не риторический, а нормальный вопрос к автору статьи): а не бывает ли так, что негатив в книге толкнет человека к позитиву в жизни?
Этот вопрос родился из критики "Данко" в статье. С моей точки зрения, жертвенность и готовность жертвовать собой - мощнейший позитивный посыл. Жертвовать и отдавать себе отчет в том, что сердце будет растоптано... В негативе иногда кроется величие, подлинное величие. 

Ольга Денисова. Книги

Comments

( 6 комментариев — Комментировать )
alexeigrekov
15 мар, 2009 16:05 (UTC)
Мне статья Грачевой понравилась не очень.

Во-первых, раздражает терминология. "Уровень сознания" - это я бы предложил оставить Ошо или теософам. Почему бы вместо этого не сказать просто "делает человека мудрее и добрее"? Не потому ли, что это выйдет слишком просто?
Но это на самом деле мелкая придирка.
Далее перечисляются признаки позитивной литературы без объяснения, как они логически вытекают из только что данного определения. Т.е. может быть, они и связаны (и я, конечно, соглашусь, что, например, нравственная цель - это хорошо), но в статье с таким (довольно высоким) уровнем претензии надо бы более логично выстраивать текст.
Наконец, главное. С тем, что идея - нечто важное и даже в некотором смысле определяющее, я спорить не стану. Но идея не обязательно есть утверждение. Более ценно, когда произведение вопрошает, а идея появляется у читателя ответно - уже как его собственная. Именно так возникает движение души, и здесь пролегает граница между научением и пропагандой. В тексте Грачевой мне категорически не хватает слов, говорящих о вопрошании. Диалектика утверждения и вопрошания из него выпала. И, кстати, из нее как раз и понятно, по-моему, что негатив в книге действительно может толкнуть к позитиву в жизни.

Ну, а критика Данко - вообще странное место в тексте. По сути, здесь ранее данное определение позитивного (кажущееся правильным) подменяется другим, расхожим: позитивное есть то, что вызывает приятные переживания (и, конечно, никакого надрыва). Как только эта подмена совершается, предыдущий текст можно смело забыть - и я начинаю думать, уж не был ли он только рекламным трюком.
oldland
15 мар, 2009 16:17 (UTC)
=В тексте Грачевой мне категорически не хватает слов, говорящих о вопрошании.=

В точку!

=позитивное есть то, что вызывает приятные переживания (и, конечно, никакого надрыва). Как только эта подмена совершается, предыдущий текст можно смело забыть - и я начинаю думать, уж не был ли он только рекламным трюком.=

Именно этот момент и вызывает у меня наибольшее количество вопросов к статье. Что же есть "позитив"?

Впрочем, статья отчасти перекликается с моим отзывом на "Веронику", я со многими ее утверждениями могу согласиться, в частности, с классификацией литературы не по жанровой принадлежности, а по каким-то другим критериям.

Ольга Денисова. Книги
alexeigrekov
15 мар, 2009 21:05 (UTC)
Вот я только что посмотрел по ТВ фильм "Год собаки". Это позитивное кино или нет? В расхожем значении слова "позитив" - никак нет. Но способно оно сделать зрителя мудрее и добрее? По-моему, да.
О "Веронике" тоже хочу написать, но пока не пишется. Фильм отнюдь не безупречен - и в то же время замечателен. И многогранен.
positive_lit
10 июн, 2009 17:03 (UTC)
Увидела отрывки из статьи и комментарии.
Спасибо за все реплики! Насчёт "вопрошания" возьму на заметку, тема важная.

А что касается Данко - мне так кажется, вы откликаетесь на процитированный здесь абзац, который в одиночестве выглядит странновато и у меня самой вызвал бы вопросы. В статье об этом было гораздо подробнее. Речь не о приятных и неприятных переживаниях, а о разнице между подвигом и надрывом. Но раз такой вопрос возник, в любом случае, подумаю - и, может быть, впоследствии постараюсь развить его глубже и точнее.

Единственно, не соглашусь насчёт терминов. Это дело такое - как ни скажи, а кому-то неизбежно покажется, что нужен другой термин. Я ж не против, чтоб другие люди у себя свои термины использовали. Может, это в чём-то и хорошо, когда люди начинают подыскивать свои термины - ведь через это они уже строят свою концепцию достойной литературы. Цель-то в этом, а не в том, чтоб все со всем согласились и пошли стройными рядами :)))

Катерина Грачёва
pavarty
16 мар, 2009 13:57 (UTC)
http://community.livejournal.com/ru_books/1821882.html

Вот человек очень правильно говорит. А жертвенность это не синоним лохушничества. К сожалению в вашей книге "трава придорожная" герой не жертвует а ведёт себя неадекватно.
oldland
16 мар, 2009 20:19 (UTC)
Не вижу связи между вашей ссылкой, моей "Придорожной травой" и постом о позитивной литературе. Что называется, сравнили божий дар с яичницей...
Кроме того, "Придорожная трава" - самый слабый мой роман, и его критика мне не интересна. Я вижу в нем гораздо больше недостатков, чем мне успели написать в отзывах.

Слова же "лохушничество" в русском языке нет, я искала в трех толковых словарях. Так что ничего не могу сказать, был Данко лохом или не был.
Если же вам не нравятся поступки моих героев, а не героев Максима Горького, читайте что-нибудь попроще, где герой всегда будет выглядеть героем. Мои герои далеко не всегда совершают поступки, которые всем нравятся (даже мне). Я, знаете ли, люблю людей такими, какие они есть, а не такими, какими я хочу их видеть (и уж тем более не такими, с какими вы хотите ассоциировать себя).

Ольга Денисова. Книги
( 6 комментариев — Комментировать )